Знакомства алушта мальчики голые

Ищу тебя Алушта - знакомства Крым | ВКонтакте

Под Алуштой пограничники нашли двух украинцев-нелегалов .. ждут полёты на аэростате, поиск пчёл и знакомство с "Йошкиным котом" Следком возбудил уголовное дело по факту гибели 3-летней девочки в Фотофакт: по заснеженной Евпатории на велосипеде катается мужчина с голым торсом. Сайт брачного агентства в городе Южно-Сахалинск - сайт знакомств с анкетами, желающих найти себе спутника жизни, невесту или жениха, мужа или. Проезжаем Алушту, Гурзуф, Ялту, Алупку Пытаемся найди удобное место для кемпинга. (Чукча не «Одетые» и «голые» пляжи мирно сосуществуют. Ну скосит .. Каждый день вечером сюда приходит мальчик и забирает деньги. У него .. Вот с такими выгодно знакомиться. Тут тебе и.

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Но потом асфальт становится лучше, а дорога начинает извиваться змеёй. В Крыму ещё лежит советский асфальт — в трещинах, местами обвалившийся, но лежит! Не всё было плохо в Советском Союзе! А где асфальт, который клали при вчерашних…?

Ох, не буду открывать ящик Пандоры. К нам подступаются холмы, курганы и горы. А слева уже и море! Не то, которое мы видели у парома, не Азовское, а настоящее, ради которого мы преодолели все эти километры — Чёрное! Вдоль дорог стоят билборды рекламные щиты 3х6 м. С них лукаво смотрит, задумчиво вглядывается в даль, улыбается — Путин! И любое выражение его лица подкреплено цитатой. Наверное, должно успокаивать и настраивать на оптимизм. А как же 2-ая заповедь, а? Ужели презрели скрижали божьи?

Мы едем, а народ купается, или наоборот — народ купается, а мы проезжаем мимо! К такой постановкой Кит соглашается, и мы делаем остановки — на перекус и фотографирование.

Там, на пароме, закончились наши домашние приготовления — гаджеты, электронные билеты и последнее нижегородское яблочко… Вот Кит подсказывает: Теперь только авантюра, и пальцем в небо, вернее в карту… До Солнечногорского не доехали 10 км и остановились в Рыбачьем… Нас понять можно: Что хорошо на наших, отечественных курортах — можно заранее не бронировать ночлег — места всегда есть, тем более в сентябре.

Только, если Вы — человек-часы, очень практичный, пунктуальный, и педант, то, безусловно — надо бронировать! Главное — спокойствие, ощущение стабильности и гарантии Я не знаю кто за чем едет на море… Лично мы тут — ради Моря! Не ради кондиционера, холодильника, телевизора с семьюстами каналов, каждодневной смены белья, кухни и. Хочется чего-то знакомого с детства: Раз с нами девушка — ей нужен тёплый душ и вразумительный туалет, а в остальном — простота.

Что главное в часах? Что главное в телефоне? Что главное в Крыму? Всё остальное — от лукавого. Стучимся в третью дверь: Остановились на среднем варианте — виноград живой, есть можно, но кухонный стол под него не поставишь… Хоть что-то. Поздно, тьма, а море зовёт! На пляж, где уже сидят вечерние люди — любители рассматривать звёзды сквозь пластиковый стаканчик, наполненный вином.

Одежды скинуты, усталость отступила, вода обволокла тела… Впереди таких 11 дней… Возвращаясь домой после купания, под уличным фонарём увидели человека. Он раскачивался из стороны в сторону и почти пел философскую мантру, так понятную в Крыму: В муравейнике, в котором мы поселились в темноте, номеров 20, если не. Хорошо, что сентябрь, и часть комнат пустует.

Если бы случился летний месяц, мы бы, пережив ночь, сбежали с утра. Их владельцы милые и добрые люди, разбирающиеся в политике, следящие за курсом евродоллара и постоянно склоняющие фамилии своих президентов.

Соседи друг друга терпеть не могут, потому что ежедневно и еженощно идёт борьба за туриста. Человек в Рыбачьем можно обобщить: Однако, он так обволакивает истомой, так привязывает морем, что хочется, едва перенесёшь вещи из машины в комнату и как-то устаканишься, больше к этому вопросу не возвращаться, по крайней мере, до отъезда.

Главное не поддаваться этому тлетворному чувству! Безусловно, море мы опробовали. Городской пляж был тут же проигнорирован, поскольку на нём яблоку негде упасть. По этому поводу со стороны хозяина прозвучало недоумённое: Ездите всё куда-то… Вон, другие, приедут и все десять дней на пляж ходят… Кстати, рыбки хотите, рублей за кило?

Рыбачье — конечно здорово, но нам интересно посмотреть, как поживает царский пляж, который расположен в Новом Свете, за мысом Капчик. И голицынского шампанского прикупить непременно. В Крыму, лично мне, всегда хочется сделать три вещи: Попасть туда, где ни разу не был; 2.

Посмотреть, что стало с местом, которое когда-то посещал; 3. Разделить радость посещения п. Но это всё только прелюдия. Нам надо дальше — в Новый Свет. Там невероятная красота и чистейший воздух, на котором в начале XX века врачи-терапевты готовы были делать открытые операции на сердце делали или нет, доподлинно мне неизвестно. Но то, что они проповедовали оздоровительные прогулки по тропам, извивающимся сквозь заросли можжевельника — это совершенно.

Но назывался он иначе: И только после посещения посёлка Николаем II, название было заменено на настоящее. Друг за другом выстроились три замечательные бухты: Симпатичность этих бухт то и дело мелькала и мелькает в кино. Ещё вчера, при иных властях, на царский пляж, то есть на пляж царской бухты, было не попасть — там дежурили военные.

Мы, однако, пошли иным путём, тем более, что для почти спортсменов это не проблема. Взяли немного выше и, вот мы у точки, без облегчения карманов! А внизу — красотища! Изумрудная вода, прозрачный воздух, словно нарисованные отточенным карандашом скалы. Немногочисленные купальщики и разрезающие килем водную гладь моторные лодки… Это надо видеть!

В это надо нырять и плыть! А на сам Капчик необходимо подняться! Ребята, ну что за наивность! Специально постоял, посмотрел, сколько туристов, прочитав надпись, повернут обратно. Все смеются, фотографируются, и идут выше. Вот они — духовные скрепы!

Вот что имел в виду наш президент вкогда выдал сие словосочетание!. На царском пляже постоянная ротация. Идти туда не близко, поэтому тот, кто дошёл, обязательно купается, немного греется на солнышке, фотографируется, и домой. Ни те, ни другие ничего не понимают! А ведь столько написано слов и спето песен на эту тему… Это любовь, my baby!. Уверены, что она с ним из-за денег?

Давайте поговорим об этом… как-нибудь… потом… Нам стали близки изгибы Эвксинского понта, Границы тоски остались за горизонтом Есть ещё скалы, в зелёной оправе, И есть ещё юг — Крым!

Раз мы в этой части Крыма, то спешим посетить загадочный мыс Меганом. Солнце в сентябре скатывается к горизонту быстрее, поэтому надо торопиться. Конечно весь мыс нам не освоить и не осмотреть — он большой. Не увидеть нам загадочных силовых колец, ни блеющего ягнёнка, ни меганомского мальчика… Зато останемся живы! Согласитесь, неплохая награда за непросмотр аномальных чудес! А вот натереться лечебной глиной успеем!

Опробовано 4 или 5 лет назад, аллергических реакций — ноль. Кожа омолодилась, складочки расправились, всё, чему следовало отшелушиться — отшелушилось.

Организм готов к новому рывку! А именно — взобраться на плато Караби-Яйла. Однако… Всё началось с похода на водопад Джур-Джур по-татарски значит: Как я уже писал выше, в 10 километрах от Рыбачьего находится посёлок Солнечногорское. Оттуда идёт дорога на село Генеральское, от которого недалеко идти до водопада. Понятно, что туристы без автомобиля отлавливаются в прибрежных городках ушлыми водителями-лихачами, которые на переоборудованных УАЗах карабкаются на скалистые кручи.

Нас также пытались заманить в эти сети. Едва наша машина остановилась у кафе в Генеральском, как из него вышел человек по имени Эдем как ещё именоваться у подножия гор? Он предложил свои услуги водителя, гида, сопровождающего, знатока местности, помощника, егеря и просто хорошего парня: Эдем посмотрел наверх, потом на наш южный, полуголый, внешний вид и не поверил, что мы говорим серьёзно.

Наш внешний вид, действительно, не отличался от пляжного, разве что шлёпанцы были заменены на кроссовки с протектором.

Там такие камни… Девушку утомите. Могу вас подхватить у купелей… Он, наверное, что-то ещё обсуждал с женой, которая вышла на нас поглядеть и покрутить пальцем у виска. Сначала дошли до водопада Джур-Джур — самого полноводного водопада Крыма. Дорога туда действительно не самая простая, но в сентябре, да ещё в 10 утра есть главное: По дороге мы шли одни.

Брачного Агентства города Южно-Сахалинск!

Казалось, что водопад снова обрёл свою первобытную самостоятельность, что прежние хозяева Крыма ушли от подножия природного явления, унося кассу, а нынешние ещё не пришли… Не тут-то. Стоит кибиточка, а в ней человек с мини-кассой. Захотелось схохмить в стиле Ильфа и Петрова, типа: Чтобы не так джурчал? Но страж, опередил наше, готовое выплеснуться наружу, недоумение: Попадаются такие экземпляры… Мы не стали умничать, заплатили и пошли.

Вдоволь насмотревшись на Джур-Джур, мы поднялись выше него и пошли к купелям, которые называются: Часто встречаются и такие их названия, как: Около каждой купели имеется табличка: Как может чистое, солью промытое, лечебной грязью натёртое, ветрами обдутое тело испортить воду?

Снова шорты - прочь, и - бульк! Потому, что мы тоже хотим молодости, греха и верности! На этом бы и закончилось наше путешествие. Вот так и в сказках: Мы желаем достигнуть дна! Что там, за большим камнем, который преграждает дорогу туристам и отсекает уставших?

К слову, из офисной жизни: В ответ на наши немые вопросы из-за камня появились трое — две девочки и мальчик. И мы поняли, что нам туда нужно! Справа это ущелье образовано горами Караби-Яйла, а слева Демерджи-Яйла. А посередине этих скал — гора Тырке или иначе - Стол-гора.

Само ущелье густо заросло лесом из бука и граба. Кроме них тут растёт дуб, липа, крымская сосна и другие породы деревьев. Это вам очередная справка - сухая, как ладонь после мела. Так вот, мы зашли за камень задача для тех, кто знает, что такое зарядка по утрам и двинулись по тропе вдоль речки. А тут настоящий девонский лес! Лианы, обвивающие грабы граб - красивое дерево, ствол и ветви которого очень напоминают мускулы, настолько рельефны их волокна и буки; корни, выпирающие из земли; уходящие влево и вправо пересохшие русла притоков; камни, покрытые мхом… Не хватает млекопитающих, даже не динозавров, а именно первых млекопитающих — маленьких и безобидных!

Тут и птиц особо не слышно, не то, что в лесу Средней полосы… Много покинутых, ухоженных становищ.

Женщина познакомится в Симферополе, в Крыму :: Все для всех - бесплатные объявления Крыма

Вероятно, летом эти места густо заселены дикими туристами. А сейчас попадаются лишь отдельные представители этого племени. Ребята живут в гармонии с природой, их никто не трогает, добраться до них трудно, вода под боком, кровососущих насекомых нет, тепло… Наслаждайся и люби. Что ещё нужно для счастья? Поднимаясь по речке вверх, мы обнаружили ещё много сформированных и только формирующихся купелей. Следуя логике предыдущих названий, можно предположить, как они могли бы называться.

Напоминаю для тех, кто то и дело теряет нить, я сам её теряю то и. Значит, далее могут идти купели: На подъёме, действительно, несколько раз приходится переходить Улу-Узень с одного берега на другой, но не вброд, а по упавшим деревьям или камням.

А лес-то всё гуще, а склоны-то всё круче, а верхние-то гребни скал всё ближе, и манят, манят Хотя понимаешь, что до них ещё идти и идти. Встретили нескольких человек, которые помогли сориентироваться. Все были удивлены лёгкости наших одежд. Последними, кто повстречался, были три женщины пенсионного возраста. Они, работая палками и болтая друг с другом, ловко спускались по тропе.

Сразу видно, что душой женщины молоды! В конце пути пришлось в буквальном смысле карабкаться, цепляясь за корни, ветви и выступы скал. Либо они размыты дождями, либо сейчас тут так редко поднимаются люди, что тропы заросли. Выбрались из тёмного, сказочного леса, и очутились в совершенно ином месте, как будто бы сменился кадр в фильме.

Ура, мы на вершине! На м над уровнем моря, на горе Тырке. Пойдёшь налево — Демерджи, пойдёшь направо — Караби… А тут, посередине — люди собираются в путь, палатки складывают, упаковывают вещи. Показали откуда мы поднялись. С одной стороны, у тебя чаёк дымится, а с другой душистый красный массандровский портвейн кислородом насыщается, готовится к тёплому нутру… Учитывая эйфорию, которая нас охватила на вершине и несколько разреженный воздух, нить рекомендации была потеряна через секунды, одно запомнилось чётко — надо идти по дороге.

То мы и сделали. Ходили по Тырке 2 часа, собирая горный лимонник, который в это лето решил дать второй урожай. Чабреца уже нет, его надо собирать в конце мая — начале июня. Чукча не дурак, у него в багажнике - палатки, спальники, портативная газовая плитка, гитара… Ткнулись в одно место, в другое, всё не.

Либо высоко, либо далеко, либо нам таинственность показалась подозрительной. Врачи давно пророчат ей самые ужасные вещи, давно осудили ее чуть не на смерть; а она, со спокойною улыбкою, вот уже который год продолжает копаться в своем винограднике, в своих цветниках; с легкостью и проворством юноши, ходит она пешком по несколько верст по горным кручам и тропинкам, перед которыми остановятся многие сильные мужчины. Вокруг ее домика цветы, редкие деревья юга, широко обставшая красота моря и гор.

Редко кто из нас разрешил так просто и решительно задачу жизни, редко кто сумел отбросить от себя растлевающую пустоту житейских мелочей и найти свое удовлетворение в философской скромности быта, покоящегося на немногих крупных и возвышенных основах человеческого духа, в которых вся сущность человечности… Отшельница Чолмекчи пленила и других своей пустынькою, мало-помалу, к ней, как к патриарху Кастели, стянулись с разных концов люди, которые поняли прелесть этого пустынного уголка и этой пустынной жизни.

Два профессора харьковского университета основались у самого подножия Чолмекчи и повили своими виноградниками долинки, его окружающие. Старое гнездо Чолмекчи перешло в руки новой владелицы, которая не покидает его ни зимою, ни летом.

Несколько дальше, тесно к скалам Кастели, на террасе, глядящей в море, возникла колония еще четырех профессоров из разных наших университетов. Там уже виднеется целый замок, там уже проводятся удобные дороги. Скалистая Кастель, полная таинственных средневековых легенд, полная загадочных развалин древности, становится, таким образом, уголком цивилизации, первою ячейкою нового поселения, которое разрастется в недалеком будущем.

Культ разумной человеческой силы, которым насквозь проникнуто замечательное произведение ученого автора, действует гораздо более возвышающим и бодрящим образом. Проносясь по капризным извивам крымского берега, я невольно вспомнил эти взгляды Гэна. Действительно, природа сама по себе, необлагороженная и не смягченная человеком, лишена многих условий наслаждения.

Вот, например, направо от меня дикие, однообразные скалы, поросшие диким и однообразным лесом, колючим, рогатым, истрепанным и изломанным морскими ветрами. Не манит туда человека, и не отдыхает там его глаз. Но оглянешься налево, туда, где горы сходят, словно капризными ступенями, к волнам моря, куда сбегают, расширяясь, долинки и логии, там взгляду вашему как-то ласковее и приветливее.

Вопрос дня: Лучшая фраза для знакомства на улице? [Версия для печати] - GameXP

Серое однообразие камня, зеленое однообразие леса там так, кстати, нарушается этими темными зонтиками кипарисов, толпящихся то дружными пучками, будто хор черных монахов, то длинными рядами, будто цепь застрельщиков. Разнообразная зелень всех оттенков, то светлых и нежных платанов, то голубовато-седых оливок, то ярких, словно подведенных под блестящий лак, фотиний, лавровишен, магнолий, к которому прикоснулся вкус и труд человека, что-то особенно прелестное и особенно привлекательное.

Вместе с беленькими, хорошенькими домиками, узорными решеточками, клумбами цветов, он производит впечатление чего-то более понятного и более дружелюбного человеку.

Стихийная природа, под влиянием человеческого разума, словно сама несколько одухотворяется и цивилизуется. Бесконечная будущность и бесконечное богатство ожидают впереди Южный берег Крыма. Недаром Екатерина II видела в Крыму лучшую жемчужину своей короны. Когда разработается дорога до Судака, до Феодосии, новые огромные протяжения берега сплошь покроются виноградом. Теперь виноград только в долинах и редко где на склонах гор. Площадь земли, обработанная заступом и киркою, пока только составляет ничтожную дробь всех этих спящих залежей будущего обилия.

Когда едешь по почтовой дороге, то наглядно убеждаешься, как редки, мелки и случайны эти чуть заметные обрывки людского хозяйства, скупо разбросанные среди сплошных, нетронутых масс холмов и горных скатов… Когда виноградники займут не одни только влажные впадины, не одни низины береговых холмов, а поднимутся так высоко и разольются так широко, как они это сделали вокруг Женевского озера или по берегам Рейна, то России не нужны больше будут вина Германии и Франции.

Россия напоит сама себя одним своим Крымом. Но для этого нужны два главных условия: Только широкий, истинно государственный и истинно гражданский взгляд на потребности края мог бы сообщить плодотворный смысл и общность цели разнородным мероприятиям. Такой взгляд должен был бы господствовать над отдельными интересами и, не увлекаясь их частными целями, стремиться к одной своей главной цели.

Конечно, Крыму труднее всего будет дождаться такого руководящего взгляда, такой направляющей руки. Мы не избалованы такими правителями, каким был, например, хоть покойный князь Воронцов, давший Крыму первый толчок жизни. Стыдно сказать, что в настоящее время, по спискам ялтинской земской управы, числится всех виноградников в уезде только около десятин, между тем как всей земли в уезде около десятин, а табачных плантаций, которые в некоторых местностях уезда исключительно кормят татар и греков, всего по спискам управы только десятин, то есть такое количество, которое под силу засеять одному хорошему новороссийскому хозяину!

Такое отношение, конечно, поразительно и лучше всего указывает на ту будущность, которую может ожидать Ялтинское хозяйство при лучших условиях. Точно так же ничтожен средний доход ялтинских земель, если судить по данным земства.

Всего внесено в оклад земель уезда десятин. Общая доходность их высчитана в Таким образом, десятина, круглым счетом, дает около 1 рубля 80 копеек. А между тем, десятина хорошего виноградника должна давать на Южном берегу, считая средним счетом ведер вина с десятины, ценностью по 2 рублей 50 копеек за ведро, не менее рублей валового дохода.

Сады Южного Крыма точно также очень доходны сами по себе; получать за сад и рублей годовой платы не редкость для больших садов, вроде, например, известного и превосходно содержимого сада г. Из этого делается ясно, какой страшный убыток несет край, вследствие ничтожного процента своих обработанных земель по отношению к необработанным, если подесятинный доход в несколько сот рублей переходит через это в 1 рубль 80 копеек.

Но Ялтинский уезд, вместе с тем, и громадная дача России. Они поймут всю несравнимую прелесть, всю поэзию отдыха в виноградном саду, в волне моря, под сенью гор. Они поймут необходимость этого отдыха от тягостей жизни, с каждым днем беспощаднее придавливающих человека.

Все счастливое, овладевшее каким-нибудь достатком, кинется на Южный берег, как на дачу, как на станцию здоровья. Все разумное и скромное устремится туда для прочной оседлости, меняя охотно многие лживые удобства на невознаградимые ничем удобства здоровья, наслаждения, долголетия… На Южном берегу не достанет тогда мест для всех желающих, и клочки земли его будут перебиваться нарасхват, как на аукционе.

Что это будет так и, быть может, скоро будет, это доказывает опыт последних десяти лет. От одного конца ее до другого уже несколько верст. Уже дачи ее лепятся, Бог знает, на какой высоте, под самою стеною Яйлы, в далеких когда-то сосновых лесах. Четыре огромные гостиницы, не считая мелких, не считая разных chambres garnies, заменили собою единственную плачевную таверну г.

Собеза, в которой когда-то теснились туристы. Она, и по прекрасному положению своему, и по значению для туристов, сделалась естественным центром всей Ялты. Около нее огромный тенистый сад графа Мордвинова, который любезно предоставил его для публики и которым можно дойти, не выходя из-под зеленых шатров грецкого ореха, до самого Дерекоя, татарского селения, соседнего с Ялтою.

Около нее общественная купальня; около неё толпятся вереницами отборные извозчики Ялты, какими не всегда может похвастать даже столица, с прекрасными колясками, с хорошенькими paniers de Nice, легкими как настоящая корзиночка. Тут же близко и живописный фруктовый базар, телеграф, присутственные места, лучшие дачи Ялты. Во время пребывания царского двора в Ливадии, тут целые ассамблеи генералов.

Прежней наивной и бедной Ялты узнать. Кавалькады кавалеров и амазонок, экипажи с модною публикою снуют на каждом шагу. Оркестры музыки гремят в трех местах чуть не каждый вечер. Откуда ни явились магазины, склады, всевозможные мастера… Все дома и домишки набиты до чердаков.

Ловкий малый выработал себе особенную специальность провожать верхом в пустынные лесные прогулки одиноких барынь, ищущих эффектных приключений, и наживается на славу. Наши русские барыни, по-видимому, отыскивают на Южном берегу не один виноград и не одно морское купанье… Лошади и экипажи Ялты хороши, но не дешевы.

Трехчасовая прогулка в коляске за город, в самые ближние и легко доступные окрестности, по шоссе, обходиться рублей. Верховая лошадь на день стоит тоже рублей шесть. А между тем, только десять лет назад можно было в той же Ялте нанять верховую лошадь за рубль в день. Многочисленные дачи Ялты премилой, преразнообразной архитектуры, они полны цветов, редких кустов и деревьев; балкончики, решеточки и все украшения их в чисто южном, большею частью итальянском или турецком вкусе.

Зато цены этих дач возросли страшно. Тут рассчитывается каждый вершок. Многие прежние владельцы Ялты обогатились выгодною постройкою и продажей дач.

Я помню, что еще во время моей крымской жизни, в Ялту приехал один бедный художник в легкой поддевочке, с палитрою в руке, с пустотою в кармане. Лет десять назад он купил у одного из богатых старожилов Ялты небольшой пустырь около города за рублей. Внесенные им в задаток рублей были заняты у приятеля; остальные деньги оборотливый художник выручил из продажи маленьких участков, прежде чем успели совершить купчую.

Эта распродажа по саженям дешевого пустыря в конце концов, окончилась тем, что город Ялта украсился целым новым кварталом прекрасных дач, а находчивый художник имеет, говорят, в настоящее время до 80 капитала и несколько собственных отличных дач.

Другая давняя владелица Ялты распродала по маленьким участкам разных пустопорожних бугров и буераков, покрытых словно битою черепицею, более чем на 20 рублей, и теперь эти буераки обратились в цветущие садики, в смеющиеся виллы. Впрочем дачи Ялты пока еще не окупают своей стоимости постоянным доходом: Здесь самые неважные кухарки и няньки получают по ти и ти рублей в месяц; садовники, еле смыслящие свое дело, по ти рублей на своих харчах; здесь мешочек угля в одну мерку стоит 75 копеек, сажень плохих сословных дров, составляющая две трети нашей кубической сажени, от рублей, и все в таком же размере.

Даже виноград, который я покупал по дороге в Екатеринославской губ. Даже груша, довольно плохая, стоит 25 и 30 копеек за фунт. Как бы ни было, а теперь Ялта европейски благоустроенный город, с водопроводами, прекрасными цементными тротуарами, фонарями, извозчиками, магазинами, отелями.

В нем мужская и женская прогимназии и многолюдные, хорошо устроенные земские народны школы для мальчиков и девочек. Граф Мордвинов, среди владений которого лежит Ялта, пожертвовал земли под эти земские училища и под помещение управы. Три огромные местности сдавливают с трех сторон Ялту, не давая ей разрастаться. С четвертой стороны Ялту обрезает море.

Being Married Vs. Dating

Каждый шаг своего роста Ялта завоевывает ценою упорных усилий и денег. Значительная ее часть стоит на земле, купленный от Массандры, по четыре и по пяти рублей за сажень.

Но она все еще покупает и все еще, хотя с трудом, раздвигается и поднимается в горы. Ценность Ялты увеличилась настолько, что, несмотря на чрезвычайно низкий размер земской оценки, уменьшенной, по крайней мере, впятеро против действительной стоимости, город Ялта оценен в рублей. Ялтинское земство представляет собой довольно поучительный образчик нашего обычного земского жребия.

С самого введения земских учреждений, Ялтинский уезд был один из наиболее пробужденных, наиболее энергических. Группа деятельных и хорошо направленных лиц руководила новым делом и употребила много усилий, чтобы поставить его на живой путь.

Эти усилия тотчас же вызвали ряд тяжелых столкновений с разными ведомствами и обратили первые годы ялтинского земства в летопись постоянной борьбы за право устраивать по-своему свои собственные дела. Но мало что из своих начинаний удалось отстоять ялтинцам. А нужно сказать, что ни одно шоссе не находится в таких условиях дешевизны, как южнобережское; камень для этого шоссе валяется на нем же и около него; можно сказать без преувеличения, что он сам сыплется на шоссе с окружающих его скал.

Понятно, как должен быть выгоден казенный ремонт подобного шоссе и как действительно должно быть трудно расстаться с его заведыванием. Как нарочно, горная местность может разрушать шоссе внезапными потоками в самое неурочное и неуказанное время, так что потребность ремонта может возникать с неожиданностью импровизации.

Проверяй там себе потом капризные выходки дождей и гроз!. Как бы ни было, а шоссе продолжает до сих пор благополучно мостить казна. И на здоровье. Пытались ялтинские монтаньяры разжиться мало-мальски и еще на одном общем деле. Задумали отделаться от перекупщиков и кулаков своего рода, составили земское товарищество производителей фруктов для прямых сношений садоводов с потребителями столиц и других русских рынков.

Казалось бы, тут уже ни политики, ни казенного интереса пальцем не затрагивалось; но сумели и это начинание окончить так, как у нас все кончается: Этим остроумным способом отделались и от этого подозрительного новшества. Много горя потерпели ялтинцы и за свое излишнее влечение к народному образованию. Так как они сначала проявили некоторую строптивость взглядов, не обнаруживая почему-то желания сделать земские школы школами министерства и настаивая на своем праве быть не только плательщиками, Нои хозяевами, то можно себе представить.

Его школы существуют не для одного счета, а действительно благоустроены. Я осмотрел некоторые из них и убедился, что земство к ним относится заботливо; они снабжены всякими пособиями, хорошим помещением и, что важнее всего, без исключения, все имеют учителей, окончивших курс средних учебных заведений. В ялтинской мужской школе старший учитель даже университетского образования. Обстоятельство это сделается понятным, если прибавить, что ялтинцы платят своим учителям не полтора рубля в месяц и не четверки картофеля, как советовал граф Толстой, а от — рублей в год.

Старший учитель в Ялте получает даже рублей. Это уважение к скромным труженикам народного обучения делает особенную честь ялтинскому земству. Но, по-видимому, обстоятельство это не всеми рассматривается с такой точки зрения, потому что учителей, приглашаемых ялтинским земством в свои школы, уже не раз заставляли покидать эту деятельность, вопреки желанию земства, по требованию подлежащего начальства.

Всем памятен, конечно, его недавний процесс против г-жи Заваровой, поступками которой возмущены здесь, в Крыму, все, с кем не случалось сталкиваться. Старания ялтинского земства о народном образовании обращают на себя внимание еще и в том отношении, что женскому образованию придано совершенно одинаковое значение с мужским. Где только заведена мужская школа, там непременно открывается и женская, что такой взгляд ялтинцев соответствует действительной потребности, доказывает цифра учащихся девочек, которая почти не уступает цифре мальчиков.

В ялтинской женской школе даже 66 девочек против 49 мальчиков мужско школы. Хуже всего, что постоянные столкновения земства с разными ведомствами и постоянные препятствия, встречаемые им к осуществлению своих начинаний, по-видимому, повергли, наконец, в апатию самое ялтинское земство.

Уже в нынешней деятельности его далеко не заметно того энергического духа почина, того живого движения вперед, к лучшим порядкам, каким отличалось первое трехлетие этого земства, период его юношеского одушевления.

Земство задремало на немногих пожатых им лаврах, у многих запертых перед его носом дверей… Что касается меня, то я не оправдываю подобного малодушия; я вижу в этом нашу хорошо знакомую всероссийскую поблажку своим собственным слабостям, хватающуюся за благоприятный предлог. В этом много преувеличения и неискренности: Нужно было требовать от себя и меньше ждать от других, и задача будет решена. Если отнестись строго к самому себе, то нередко может оказаться, что как ни желателен новый простор, но что и в старой тесноте еще до многого не дойдено.

Нельзя же, в самом деле, всем нашим земствам, без исключения, уподобляться новой метле, которая метет хорошо только в первый день! Татары Ялты совсем цивилизовались. Теперь не редкость встретить даже простого татарина в европейском пальто, в крахмальной рубашке с манишкою. Молодые совсем перестают брить волосы и выглядят более цыганами, чем татарами; запустили себе черные патлы и те, кто постарше.

Вообще, в сознании татар все более проникает убеждение, что нет надобности отличаться от русских в обычаях жизни. Вероятно, вследствие этого принципа, чистокровный ялтинский татарин стал почти таким же мошенником, как и москвич из-под Сухаревой башни. Впрочем, для прикрытия себя своею старою патриархальною репутацией, многие еще считают необходимым сохранять в своей внешности типический шик истого татарина. Поэтому, раззолоченные позументами куртки попадаются на каждом шагу.

Самая заметная и полезная перемена, в смысле цивилизации, произошла с татарскими женщинами Южного берега. Здесь они вообще всегда имели мало склонности к затворничеству, но теперь они положительно расстались с чадрами и бродят на глазах чужих мужчин с открытыми лицами так же свободно, как и наши бабы. Это было особенно заметно в дни курбан-байрама, когда кончился томительный татарский пост рамазан или, по-здешнему, ураза, и все их бабье бросилось разодетое на улицы.

Признаюсь, яркие бешметы и полосатые шали этих татарских дам мне показались гораздо красивее их самих. Я много расспрашивал о них наших русских, особенно простой народ, который вообще не охотник хвалить, тем более нехристя, но который зато чужд предвзятых взглядов и точен в наблюдении. От всех я слышал одно: Русский извозчик, русский каменщик с завистью говорит о благосостоянии татарина, о том, что у всякого из них есть земля, есть кони и волы.

Мне случалось попасть в гости к простому татарину, и я изумился чистоплотности и благопристойности его быта. Лет десять назад он жил у меня на даче в Магараче, в качестве дворника, комиссионера, стремянного и проч.

Почему-то ему очень повезло после меня, и его восточная фантазия связала с моим именем случайную удачу жизни. Бекир восчувствовал ко мне особенную привязанность. Из бедного работника он сделался, между тем, лесопромышленником и хозяином. Я потерял его из вида, уехал из Крыма, и, конечно, вовсе не думал о нем теперь, отправляясь как-то на почтовых из Ялты в Алушту.

Сижу себе, задумавшись, и смотрю в сторону, как вдруг отчаянный татарский крик останавливает коляску. Извозчик оглядывается на меня в недоумении, а с шоссе бросается на меня татарин и без всякой церемонии обнимает, целует меня, трясет за руку, осклабляясь самою блаженною улыбкою.

Так мы встретились с Бекиром. С тех пор он посещал меня и семью мою чуть не ежедневно; приносил персиков, груш, орехов из своего сада, бегал мне за виноградом, приводил верховых лошадей из деревни. Совершенно свободно входил он в гостиную моей дачи, не снимая шапки, по татарскому обычаю, подавал свою грязную руку мне и жене и преважно опускался в кресло.

Если мы пили чай, он садился за чай, если обедали, он присаживался к нам обедать, в полной уверенности своего неотъемлемого права на равенство. Хочешь, живи в моем доме, я ничего не возьму с тебя; хочешь, я приведу к тебе своего сына, Сеид-Биляла, и оставлю его служить у тебя без денег. Он славный мальчик, умнее большого, все тебе сделает… Бекир настойчиво требовал, чтоб я посетил его дома, посмотрел, как хорошо живет он.

Когда окончилась ураза, я, действительно отправился с ним пешком в Ай-Василь, версты четыре от Ялты. Бекир прыгал, как коза, через камни надутого дождями ручья, бежавшего от горы, который он называл почему-то дорогою в Ай-Василь, и я невольно должен был следовать его примеру.

К счастью, этот ручей несется вниз под сплошною тенью ореховых садов, и жаркое крымское солнце, пропекающее сквозь парусину, несмотря на конец сентября, не очень мучит человека… Когда мы были на горе, Бекир вдруг остановился и, окидывая лесистую окрестность своими рысьими глазками, стал вдруг кликать Мамеда и Сеид-Биляла таким страшным и пронзительным голосом, который можно было не только расслышать, но и узнать за несколько верст.

Однако, сыновья его, вероятно, были где-нибудь далеко в лесу, потому что на его дикие крики не отзывался. Приходилось одним вскарабкаться на скалу, где укрылся под орехами и шелковицами новенький домик Бекира с раскрашенными балкончиками и галерейками. Старая, изношенная татарка, хозяйка Бекира, возилась коло дома, чистя посуду, и молча скрылась от. Бекир сердито махнул ей головой и повел меня, сияя торжествующею улыбкою, вверх по лесенке. А дом у Бекира, действительно, мне понравился.